Лица Победы: Полина Зыкова - прекрасная ярославна с сильным характером!

Совсем скоро взовьются в воздух сотни шаров, зазвучат песни огненных лет, замелькают георгиевские ленточки и в каждом городе нашей необъятной страны, словно капли крови, в руках ветеранов заалеют гвоздики. С признательностью и уважением редакция Молпортала продолжает публиковать материалы о тех, кто в тылу и на фронте совершал молчаливые подвиги, не думая о наградах и орденах, о тех, кому мы обязаны нашей жизнью и будущим...

Сегодня в рубрике «Лица Победы» прозвучит история о представительнице прекрасного, но отнюдь не слабого пола. О судьбе ярославской девушки — Полины Зыковой расскажет ученица 9 класса Брейтовской средней общеобразовательной школы — Анастасия Парфёнова. 

                                

Полина Зыкова родилась 14 октября 1922 года в деревне Лискино Орловского сельсовета Брейтовского района. После окончания Прозоровской средней школы, она пошла работать в колхоз «Красный Октябрь». Но вместо картофельных полей и коровников более двух месяцев Полина участвовала в сооружении укреплений за Волгой. Вместе с другими молодыми ребятами и девчатами она копала противотанковые рвы и возила на лошадях брёвна из леса.

Именно тогда у молодой ярославны созрела мысль, идти на фронт. Однажды после работ по возведению оборонительных укреплений, девушка зашла в райком комсомола. Там совсем ещё юная Полина узнала, что призыв девушек в армию начался и в родном районе. Она, не раздумывая, написала заявление. После военкомата её направили на медкомиссию. 

Повестка пришла 9 апреля 1942 года и уже 10 апреля к 10 часам утра Полину Зыкову ожидали в военкомате для отправки в армию.

Когда она вместе с отцом подъехала к военкомату, то все уже было готово к отправлению: стояли повозки, толпились люди. И вскоре вся процессия двинулась к месту назначения. Им оказался 458 — й отдельный зенитный дивизион, расквартированный в поселке Сонково Калининской (а теперь Тверской) области. В первую же ночь ярославские новобранцы получили боевое крещение: станцию, куда они прибыли, бомбили. 

Осенью 1942 года был отдан приказ об усилении обороны Ярославля. С октября здесь начали формировать 148-й отдельный зенитный дивизион, который вошел в состав 1566-го зенитного автополка. Именно сюда и был направлен опытный боец — Полина Зыкова. 

Боевая техника, переданная в распоряжение дивизиона, по словам Полины Андреевны, была более совершенной, чем в Сонково. Трудно приходилось нашим военным: приходилось оборудовать землянки для жилья и нести боевые дежурства. 

Вражеские самолеты все чаще появлялись в небе над Ярославлем. Как известно, нога немецкого солдата на ярославскую землю никогда не ступала. Но это не означает, что наша область избежала войны. В небе шли воздушные сражения. С сожалением стоит отметить, что вплоть до лета 1943 года в ярославском небе господствовала немецкая авиация. 

В статье «Валькирии над Ярославлем» её автор, Е.Мухтаров в подробностях описывал воздушные баталии. 

«С 1943 года количество немецких боевых самолетов начало быстро сокращаться из-за огромных потерь. Более чем из 6000 вражеских воздушных машин к тому времени «в строю» осталась лишь половина. 

Но и оставшиеся самолёты по — прежнему были грозной силой. Непрекращающиеся мощные бомбардировки заставили военное руководство укрепить противовоздушную оборону, и к июню 1943 года число зениток, охраняющих небо над областью, возросло до 75 штук. Но врага это не остановило — наоборот, он запланировал новые, еще более сокрушительные налеты на Ярославль. Их главной целью был резинокомбинат.

Вечером 9 июня с аэродромов в Брянской и Орловской областях одновременно поднялись 109 фашистских бомбардировщиков из авиадивизий «Блиц», «Бельке», «Викинг» и «Кондор».

В 23.30 Ярославль огласился сигналами воздушной тревоги, а через семнадцать минут над ним появились первые самолеты, которые стали бросать на резинокомбинат фугасные и тяжелые зажигательные бомбы. Последние легко пробивали деревянные крыши цехов и взрывались, разбрызгивая вокруг вязкую горючую смесь. Затем с неба хлынули струи воспламеняющейся жидкости. Цеха и склады моментально загорелись. Вскоре на завод прибыли пожарные автонасосы, но воды в сети не оказалось, а проезд к искусственным резервуарам практически везде был заблокирован.

В результате к часу ночи шесть из семи корпусов предприятия превратились в огромные костры. Была разгромлена заводская лаборатория, вышли из строя сооружения и коммуникации подачи пара, воздуха, воды и электроэнергии, а температура пожара была такой, что плавились гигантские шарикоподшипники. 

Последняя волна самолетов нанесла удар по ярославскому автозаводу, комбинату синтетического каучука, ТЭЦ-1, станции Всполье и махорочной фабрике, где сгорел склад со 140 тоннами табака. Оказались также частично уничтоженными зернохранилища на берегу Волги. Всего в ходе первого массированного налета на Ярославль были сброшены 1500 авиационных бомб общим весом 190 тонн. 

Вид Ярославля был ужасен: над волжским берегом стелился смог от горящей резины, на улицах лежали осколки бомб, а территория предприятия была завалена остовами несущих колонн и рухнувшими перекрытиями с почерневшей от жара арматурой... Население страны, впрочем, власть решила не травмировать. Так, «Известия» в этот день написали, что к городу прорвалось всего лишь «несколько самолетов противника, беспорядочно сбросивших зажигательные и фугасные бомбы». Однако о тревоге Москвы свидетельствовал тот факт, что сразу после бомбежки Ярославлю было выдано 36 дополнительных зенитных орудий. 

Немцы, впрочем, не испугались — и в ночь с 20 на 21 июня последовал новый разрушительный налет. В нем приняло участие 88 самолетов противника, опять направлявшихся к резинокомбинату. На него несколькими заходами было сброшено 130 тонн бомб.

В итоге оказался разрушен барачный поселок для рабочих предприятия, полностью сгорели один из цехов и склад сырья. О масштабах нанесенных заводу разрушений косвенно свидетельствуют объемы мусора, убранного ремонтно-восстановительными бригадами — 65 тысяч кубометров. Кроме того, бомбы также разрушили пять цехов завода СК, четыре цеха асбестового завода и три цеха завода регенераторного, а также дом № 11 по проспекту Шмидта — то есть по нынешнему проспекту Ленина. У последнего здания рухнула от взрыва часть фасада, так что потом на этом месте пришлось сделать арку.

За эти два июньских налета на город и завод был убит 301 человек, более 600 жителей ранено, а разрушения коснулись в той или иной степени всех районов Ярославля"

Возможно, именно эти налеты вспоминала Полины Андреевны: «Вся батарея вместе с другими средствами ПВО вела заградогонь над охраняемыми объектами. Но тогда нам пришлось защищать не только важнейшие цели, но и себя. Бомбардировщики всеми силами стремились уничтожить огневые точки. Бомбы взрывались с разных сторон батареи. Загорались дома в посёлке Мордвиновка, который был совсем рядом, не более чем в полукилометре. Вражеские самолёты прилетали в Ярославль ещё много раз, но уже в меньших количествах. Но и в этом случае скучать не приходилось».

Стоит отметить, что за июнь наши истребители поднимались в воздух 51 раз, а стволы орудий раскалялись так, что появилась опасность взрыва своих собственных снарядов. Однако результаты были довольно скромными: за два налета на Ярославль немцы потеряли всего 12 воздушных машин, четыре из которых уничтожили наши истребители, семь — зенитчики, а один самолет просто столкнулся с тросом аэростата.

Последний из известных по сведениям печати воздушных боев произошел над Ярославской областью в августе 1943 года, когда ценой собственной жизни советский ас уничтожил «Хенкеля», упавшего в болото под деревней Аверинское. После этого немцы Ярославль больше не бомбили, хотя даже в 1944 году одиночные самолеты появлялись над областью, чтобы сбросить листовки и средства психологического воздействия — дырявые бочки, издававшие при падении истошный вой. 

Осенью 1943 года 148-й отдельный зенитный дивизион вместе с Полиной Зыковой был передислоцирован в Литву с конечной остановкой в городе Каунас. Полк поступил в распоряжение Западного фронта. Технику привели в боевую готовность и приступили к выполнению своих обязанностей по обороне моста через реку Неман, железнодорожного узла и других объектов. Полина Анатольевна вспоминает, что в лесах и самом городе было много так называемых лесных братьев. Каждую ночь от их рук погибали наши солдаты и офицеры.

Именно там, в литовском городе Каунасе ярославна встретила День Победы. Её подняли ночью по тревоге. Военных построили, и комбат сообщил, что война закончилась. Эту охватившую радость не перескажешь словами ... 

Демобилизовали Полину в августе 1945 года. 

«У войны — неженское лицо. Несмотря на это, девушки и женщины переносили все тяготы суровой армейской службы с особым достоинством и терпением, — вспоминает Полина Анатольевна. — В батарее служили люди разных национальностей, но, несмотря на это, они оставались одной большой, дружной семьей. Ведь всех у них была одна общая цель — Победа!» 

Полине Зыковой был присвоен орден Отечественной войны II степени, медаль Г.К. Жукова, медаль «За победу в Великой Отечественной войне 1941-1945гг» и другие юбилейные награды.

 


В статье использованы материалы:

Е.Мухтаров. Валькирии над Ярославлем // Четыре года из тысячи: Ярославцы в Великой Отечественной войне. Альманах. Вып. 1. / Под ред. П.Стряхилева; Вступ. статья д.и.н., проф. Ю.Ю.Иерусалимского; Авт. колл.: А.Власов, А.Кононец, С.Рябинин, Е.Мухтаров Д.Озерова. — Ярославль: Ярновости, 2010. — с. 124-143; ISBN 978-5-88697-190-3.

Дата проведения: 
Среда, 22 апреля, 2015 - 13:15